Когда мы перестанем калечить собственных детей?

С самого начала история трехлетнего Глеба Агеева, доставленного 20 марта в больницу собственным приемным отцом, оказалась в центре внимания общественности. Хотя и сегодня никто не может точно сказать, что же произошло в тот день и какие именно следы побоев зафиксированы медиками. Несмотря на это, пользователи Рунета единодушны во мнении, что Глеба и его сестру Полину нужно немедленно забрать у приемных родителей. О дальнейшей судьбе детей пока никто не задумывается.

История заставляет вспомнить так называемое новгородское дело двухгодичной давности (обвинение Антонины Мартыновой (Федоровой) в покушении на собственного ребенка с целью убийства), каждый этап которого подробнейшим образом обсуждался в «Живом журнале». Тогда пользователи Рунета были уверены в полной невиновности подсудимой, которая ежедневно в блоге рассказывала о злоключениях своей семьи.

viking-nord:
«Конечно, я рад, что судьбой избиваемого приемными родителями малыша занялись на самом высоком уровне, в том числе в Общественной палате и зомбоящике. Но, простите меня, это очередной цирк и очковтирательство!!!

У нас таких детей по России — тысячи!!! Их родители бьют, выгоняют из дома, насилуют, не кормят, они ходят по улицам в одежде хуже, чем дети во время войны. И никому до них нет дела — ни государству, ни обществу. Вы же сами проходите мимо этих детей и опускаете глаза, а чиновники, я это знаю точно, очень часто вообще считают, что это всё цыганята, у которых такой стиль жизни. Так вот для этих детей не делается ровным счетом ничего — ни Общественной палатой, ни Думой, ни президентом, ни правительством. Эти дети один на один со своей бедой.

Глебу повезло… Он попал в больницу в очень удобное время — как раз сейчас происходит сокращение почти до нуля расходов на работу с неблагополучными семьями и эту тему пытаются всячески замылить с помощью совершенно идиотских законов и всенародным обсуждением судьбы одного ребенка».

v-kepke:
«Как же мы все беспомощны…

<…> По прессе и комментариям складывается впечатление, что историю заговорят и замнут. Не дай бог… Но именно так, скорее всего, и будет. Ну максимум — признают Агееву Ларису в невменяемом состоянии и т.д.

А Глеба и Полину жалко до слез. Ведь в душе они обозлятся на всех нас навсегда, на тех, которые не смогли их защитить. И будут потом мстить нашим же детям за нас. Поскорее им выздороветь и набраться силенок».

Галла-лучи:
«В ситуации с Глебом Агеевым не тороплюсь с выводами, потому как подозреваю, что средства нашей массовой информации в погоне за сенсациями способны кого угодно довести до любых признаний.

Моя медсестра рассказывала, когда они, будучи молодой семьей, съехали от свекрови, та первое время приходила проверять ситуацию, а разведку проводила среди двух детей: одного и трех лет.

— Хорошо вы тут живете?

— Хорошо!

— Или плохо?

— Или плохо.

— Ой-ой-ой! А что такое? Мама с папой ругаются?

А дальше маленький Паша округлял глаза и рассказывал страшные истории, как родители воюют друг с другом и что мама с горя живет во дворе, в будке с Громом (псина у них такая была).Теперь, когда у Паши своя 3,5-летняя принцесса подрастает и жалуется, как ей с родителями не повезло, они эту будку с Громом часто вспоминают».

Дарина Марковна:
«А еще у нас все думают, что Глеб Агеев один такой… А у нас таких Глебов Агеевых по стране — и у приемных родителей, и у биологических — пруд пруди».

mousic:
«Когда начинался резонанс про то, что с нашими детьми делают приемные иностранные родители, почему-то про наших приемных родителей тогда ни слова ни полслова, хотя было ясно и понятно, что на родной земле калечат и убивают и собственных, и приемных, и очень часто это остается безнаказанным. И множество вопросов к господам, которые регулируют процесс усыновления, и к социальным службам, которые должны осуществлять мониторинг и оказывать поддержку семьям, в которых живут приемные дети. Почему в России так много ненужных детей? Почему всё больше и больше не нужны собственные дети? Почему можно взять и использовать это маленькое и зависимое существо?»

spopov2008:
«Возможно, если бы избитого и ошпаренного Глеба Агеева не показали в новостях, никто бы и не почесался. Власти действительно некогда заниматься такой обузой, как дети. Они заняты раздачей народу обещаний, косметическим ремонтом системы, минимальной поддержкой низов, чтобы не буянили. А что касается журналюг, так у них есть список тем-табу, которых они не могут касаться. Так вот они и раскручивают то, что относительно безопасно, действуют в рамках дозволенного».

Наташа Сальникова:
«Помню, как общественность негодовала по поводу американца, забывшего в машине малыша. Нет, он, безусловно, думал не головой, а другим местом и виноват. Но это, как ни крути, был несчастный случай. Большинство усыновленных детей в Америке живут счастливо. И усыновляются они не только из России. Однако, как кричали со всех сторон, чтобы американцам запрещали усыновлять, гадам этим буржуйским. Они нарочно русских детей убивают! Искоренить нас решили! Надо своим брать опеку над своими же детьми. Ну взяли, и что?

Или ни в те руки? Или другое оправдание? Запретить американцам усыновлять?

Я ни в коей мере ничего не пропагандирую и никого не защищаю. Просто выравниваю чашу весов, и детишек мне жалко».

Дайтека:
«И Вы знаете, никак не могу понять, зачем брать приемных детей, чтоб потом над ними издеваться?

Блин, ну не доходит до меня…

Почему нормальных людей заваливают таким количеством справок и документов, что они, только посмотрев список, уже не хотят заниматься усыновлением, а другие при наличии денег могут взять двух детей и делать с ними всё, что посчитают нужным. Где справедливость?

Вот сейчас этих «родителей» вызвали в Общественную палату, и что? Им там погрозят пальчиком? Или что смогут сделать? Почему сразу не забрать ребенка из такой семьи? Зачем нужно разводить бюрократию и делать шоу из детской жизни? Это что, прикол такой? Я лично не понимаю…»

lucky:
«Лично у меня от этой истории остается ужасный привкус слащавости и показушности. Таких Глебов Агеевых по стране — тысячи!.. Но лишь единичные случаи решаются — не на высоком уровне, а вообще. И все глупо молчат о том, что и так известно. Потому что решить ситуацию в рамках нынешнего законодательства нельзя. А менять сами законы никто не станет: невыгодно, однако».

geboren:
«Один-единственный человек из всех, кто писал, кричал и пиарился за счет несчастного Глеба Агеева, действительно позаботился о мальчике. Это журналист «Известий» Борис Клин (которому огромный респект), поставивший вопросы, так и оставшиеся неуслышанными:

а) почему всеми журналистами нарушен закон о печати, предписывающий СКРЫВАТЬ лицо несовершеннолетнего и не разглашать его фамилию?

б) кто дал право врачам раскрывать тайну усыновления, да еще кому — журналистам?

в) кто позволил вести интервьюирование ребенка журналистами в отсутствие опекунов и психологов?

г) и т.д.

Сенсация длилась два дня, а избавляться от этого кошмара мальчишке придется всю жизнь. Всю оставшуюся жизнь он будет слышать в свой адрес: «А, этот тот самый, которого жгли… Ну у которого мать придурочная… Ну который детдомовский…

Наша свобода слова застенчива перед властью и беспощадна к простым людям».

Related posts